Лица культурного года

«Культурный год» (если говорить о 2014-м) воспринимается как эвфемизм.
Как садистская ирония.

В уходящем году культура сдавала свои плацдармы другим «ценностям», с припиской «анти». Тысячи жертв, отчаяние, смешанные чувства. И где-то на кромке этого поля подмывало дописать «Конец гуманизма». Однако, несмотря ни на что, человек в своих проявлениях творческого, этического, гражданского, часто остается именно человеком…

Естественно, в 2014-м как могла трепыхалась светская таблоидная жизнь. Только не лоснящиеся жители медийного королевства были нужны нам в этом труднейшем году. Нужнее были все-таки другие. Которые без дополнительного пиар-сопровождения — в миру и «аду» — совершали поступки. Художественные, человеческие. Вот о них, не всегда раскрученных, но нужных нам людях, буквально несколько слов под занавес года.

Юров

Депо «Восточное». Павел Юров

Молодой режиссер Павел Юров несколько лет назад поставил спектакль по пьесе российского драматурга Василия Сигарева «Депо «Северное». И сразу стал знаменит. Колючая и мАстерская, эта постановка повествовала об экстремизме и экстремальности. Три героя, проживая в разных форматах одну и ту же ситуацию, тормошили зрителя, чтобы каждый из нас подумал — о цене жизни, об ответственности за свой поступок.

Не так много воды утекло с тех пор. Жизнь оказалась изобретательнее радикальной «новой драмы». А сам режиссер волею рока и условий военного времени в 2014-м оказался заключенным — в «Депо «Восточное». (Это такая моя метафора в связи с трехмесячным заточением его в Славянске, вместе с другом-художником Денисом Грищуком.)

Почти три месяца (апрель, май, июнь) — плен. Холодное дуло автомата, завязанные глаза, побои, допросы, редкие вылазки в тюремный коридор, когда замешкался охранник. Затем — «торги»: за каждого пленника бандиты хотели получить по 100 тыс. долл. Уже после — освобождение Славянска. И уже совсем-совсем потом его фраза: «Какое-то время я не мог расслабиться, я не мог поверить в то, что могу идти куда хочу и говорить что хочу…».

Вот так и создаются документальные драмы талантливейшим драматургом Вселенной — самой Жизнью.

Уроженец Луганщины, Паша очень любит этот край. Но колеса локомотивов «ДНР»-«ЛНР» всем своим грузом и скрежетом — больно — прокатились по его грудной клетке. Ничто не проходит бесследно. В том числе и этот восточный плен. Особенно для творческого человека с тонкой и ранимой душевной организацией.

Вскоре после освобождения из восточного «Депо» он написал «Военный театр Донбасса». Это интервью, взятые им у разных людей, в той или иной степени имевших отношение к трагическим событиям. С этим проектом он уже побывал в Германии и Польше. Успел поставить оригинальный спектакль-читку — во Львове.

Чем могу подбодрить его накануне Нового года? Только тем, что боль, ожоги, любовь — пусть и трагический, но все же материал для художника, коль он считает себя таковым.

Боклан

Глаза Кобзаря. Станислав Боклан

Пока неизвестно, кому в начале 2015-го там, за океаном, раздадут «Оскары» и «Глобусы» за лучшие актерские работы. Но вот на нашей артистической территории (о чем не раз приходилось писать) есть бесспорный лидер для премиальных поощрений за лучшую мужскую роль 2014-го. Станислав Владимирович Боклан, ведущий актер Молодого театра, уроженец города Брусилов Житомирской области, любимец женщин и детей (благодаря «Станице» на «Интере»).

В «Поводыре» режиссера Олеся Санина (самом кассовом украинском фильме последних времен) он сыграл слепого кобзаря Кочергу. И самим фактом своего присутствия в кадре во многом оправдал многоярусную, не всегда гармоничную, кинематографическую конструкцию кинопроекта. В его персонаже — концепция. Потому что его слепой «видит» трагическую Украину 30-х ХХ века гораздо четче и контрастнее, нежели миллионы «зрячих».

Вот попробуй так сыграть, чтобы «глазами слепого» каждый зритель рассмотрел цветочек, подсолнух, лицо любимой женщины. А ему удается… Некая внутренне застывшая, но вулканирующая энергия скрыта внутри кобзаря под рваной одеждой.

Давным-давно, еще на закате советской эпохи, крохотная ялтинская девчушка (Ника Турбина) сочинила гениальные поэтические строчки: «Глазами чьими я смотрю на мир? //Друзей, родных, зверей, деревьев, птиц? //Губами чьими я ловлю росу //С листа, опавшего на мостовую?». Так и с нашим кинематографическим героем: глазами «чьими» он, этот слепец, смотрит на обезумевший мир? Глазами современников, предков, потомков? В случае с персонажем фильма — и первых, и вторых, и третьих. (Для того и существует образность в искусстве кино.)

Не желая перехваливать хорошего артиста, не могу ему не пожелать — новых ролей такого же художественного коленкора и такого же общенародного звучания и в 2015-м, и во все последующие.

Нищук

Совесть Кабмина. Евгений Нищук

И еще одна «пьеса» документального театра. Ах, какой сюжет! Ах, какие герои!

Евгению Николаевичу Нищуку, экс-министру культуры и драматическому артисту, драматургия жизни в 2014-м предложила три «акта» экстремального действа.

Первый акт. Герой на пике всенародного обожания. Он — визуальный и аудиосимвол романтических устремлений Майдана. Он «живет» там зимой 2014-го. Как полководец регулирует народные потоки и рискует собственной жизнью, находясь под постоянным прицелом засланных снайперов. Как натура творческая, даже сверхполитические акции в центре столицы превращает в поэтические представления: читает избранное из любимых поэтов…

Второй акт. Общественно-политическая популярность героя велением «сверху» инвестирована в «формат» государственный. Самый честный и самый добрый министр культуры из всех, кого я знал. Без дорогой машины. И, о Боги, без загородного дворца в Конча-Заспе. Правда, и безо всякого опыта работы в «системе» — на поприще чиновника, администратора, распределителя.

Тем не менее, когда надо, он включает свое артистическое обаяние. И — тыква норовит стать каретой, розы вырастают сами…

Не без ошибок, не без издержек период его правления культурным царством. Но хорошие, полезные, государственные шаги — тоже на виду. Инициативность, креативность, молодежный задор: «хотим, как в Европе». Все это отличало работу его команды. А работа пришлась на самое жуткое время — на Востоке снаряды разрушают музеи, актеры-беженцы стучатся в двери разных театров. В этот же период он сильно наступил на мозоль кому-то из олигархического легиона. Когда задекларировал намерение законодательно запретить застройки зеленых и исторических ареалов украинских городов. Тут самый рейтинговый телеканал и вспомнил «про культуру». И начал «мочить» министра, не церемонясь с фактами — в лучших традициях заказного агитпропа. Все были уверены, что выстоит. Но… 

Третий акт. «Гул затих, все тонет в фарисействе…». Так Гамлет ощущает себя посреди чуждых ему интриг Эльсинора. Так Чацкий отягощен жестокостью пещерной фамусовской Москвы. «Не ко двору» — решительное резюме наших «верхов». Для которых честность, романтичность, а местами и добродушная наивность конкретного государственного человека немыслима и недопустима в рамках «системы». С волками жить… То-то же.

«Голос Майдана» тем временем снова непредумышленно инвестирует свой потенциал. И теперь превращает его в «Совесть Кабмина». В лакмус для тех, от кого зависят другие. И если уже «свой» для них оказался таким чужим и загадочным, что говорить об остальных, обо всех нас, находящихся в бОльшем социальном и моральном удалении от этих «верховных жрецов».

Семисал

Рядовой Поэт. Роман Семисал

«Я — озброєний черепашка

На курорті «Луганські грязі».

Я — банальний солдат піхоти.

Я не вірю ні в Бога, ні в долю…

Я ненавиджу цю роботу,

Але я люблю волю…».

Октябрем датирован этот поэтический пост в Facebook на страничке актера Романа Семисала. Он — в строю, на восточном фронте. Ушел добровольцем.

Каждая строчка его стихов не то, чтобы «порохом пропахла». Она вроде обветрена сухим колючим безжалостным восточным ветром, обуглена степными пожарищами.

Как известно, в современном театре абсурда каждый использует соцсеть по собственному усмотрению и карьерному назначению. Facebook для некоторых стал и молотом, и наковальней. Таки пробившими (в контексте нынешнего военного пейзажа) путь «наверх», путь на Грушевского. Порою даже безо всякой оглядки — на потери, на предательства. У таких — пост за постом — будто шаг за шагом к обновленному персональному социальному мирозданию. Но это у «таких».

А у этого, честного и одаренного актера-поэта, каждый пост норовит стать сборником военной философской лирики. Непафосной, горькой, не всегда безнадежной.

Я читал — и иногда цепенел.

Это настоящее.

Так могут диктовать только сердце, отчаяние, вера.

Вот еще одна цитата из этого же неизданного Романа:

«На Заході мокрий сніг,

А тут — сухі морози…

Хочеться до своїх,

Хочеться з віршів у прозу.

А в небі застиг свинець

І відступи запечатав.

Тут тобі і кінець,

Тут тобі і початок…».

Роман играл Стуса в камерном спектакле Театра русской драмы «Іду за край». Этот же образ Поэта нашел продолжение и в проекте «Стусове коло», где Семисал тоже был задействован. В марте на сцене Киевского Молодого театра Роман поставил, может быть, лучший спектакль к юбилею Кобзаря — «Рядовой Шевченко». Малая сцена… и такая неэкономная, порою чрезмерная пронзительность истории о рядовом Шевченко. Его Тарас был живым, влюбленным, непокоренным человеком. Рядовой — не значит «в ряду». Его герой был вне всякого ряда…

Когда у нас случилось то, что случилось (весной-летом 2014-го), Роман ушел на фронт. И актер стал в один ряд с солдатами на Востоке. Недавно приезжал в отпуск. Если судить по стихам, война не ожесточила его. Возможно, именно война и обнажила в его артистической натуре какие-то особые поэтические струны, артерии… Пишет, как дышит:

«Ми іще не охололи,

Ще не віримо у тишу.

Нам усе ще мерзле поле

І м’якіше, і рідніше.

Ще війна трима за барки,

І не впоратися з нею…

Недороблені Ремарки, недолугі Хемінгвеї…».

Матвиенко

Ноги Гэтсби. Денис Матвиенко

Пример артиста и человека, которого не испортили слава и опала. Который смог стать популярным на не слишком-то непопулярном у нас (говорю о массах) зрелищном поприще — искусстве балета.

Матвиенко и главный его проект 2014-го — «Великий Гэтсби» (при разном к нему отношении узкопрофильных специалистов и попсовой аудитории) — взбодрили интерес к жанру. Доказали, что «все билеты проданы» (в самом вместительном концертном дворце) могут быть не только на шоу Лепса, но и на авторский проект с «изыском», американской изюминкой и ультрасовременной хореографией.

Некоторым успех кружит голову, другим дает толчок к новым горизонтам. Говорят, в перспективе у композитора К.Меладзе и танцовщика Д.Матвиенко новый балетный рубеж — уже по мотивам «Мастера и Маргариты» М.Булгакова.

Арье

Слово героям. Павел Арье

«Новая украинская драма», о которой многие говорят, но не все пробовали «на вкус», в лице этого человека, наконец, обретает «прикладное» значение… Эту драму — берут в театры!

Скромный парень из Львова (параллельно работающий в Берлине) Паша Арье пытается писать и пишет «сценичные пьесы». То есть, потенциально и изначально рассчитанные на особенности дальнейшего сценического прочтения. В этом году кто-то что-то «наворожил» и его текст «Напочатку і наприкінці часів» («Баба Пріська»), будто сорвавшись с катушек, пошел по театрам…

Первым выстрелил не кто-нибудь, а Роман Виктюк! И не где-нибудь, а в Москве. В апофеоз теперешней смертоносной «дружбы народов». Пьеса Арье под скальпелем Виктюка в самом центре Белокаменной, в театре, прости Господи, имени Моссовета — на том украинском, на котором в основном говорят жители Чернобыльской зоны. Поскольку в этих местах проходит жизнь вечной бабки и ее непутевой родни. Отдельные критики уже узрели в главном женском образе пьесы Арье парафраз Мавки из «Лісової пісні» Леси Украинки. Мол, что было бы «если бы» Мавка дожила до 1986-го, а затем жила себе до наших дней в темном-темном лесу в радиоактивной зоне.

Эту пьесу уже взяли в работу Киевский Молодой театр, Львовский театр имени Леси Украинки, есть интерес и у одного из харьковских театров.

Это радует. Пьеса попадает в театр не по «принуждению» или блату, а по запросу времени. А в это же время господин Арье выступает на одном из театральных форумов в Германии, камня на камне не оставляя от театрального дела в Украине («Паша, ну я же просил тебя накануне — быть максимально дипломатичным: украинский театр надо критиковать и любить симультанно, — родной же…»)

Слабошпицкий

Вождь «Племени». Мирослав Слабошпицкий

Автор беспрецедентного, просто уникального фильма в истории украинского кино. Только в 2014-м лента собрала больше международных наград, нежели все отечественное кино (совокупно) в течение многих-многих лет. Рекорд рекордов. Одна из последних международных премий (а таковых у картины уже около 30) — от Европейской киноакадемии. Рог (и рок) изобилия не устает…

«Племя». Фильм-метафора, фильм-рефлексия, фильм-озарение, фильм-просчет, фильм-пощечина, фильм-сострадание. Без претензий на кассовые сборы, эта авторская картина стала фаворитом международной кинокритики.

Угадано в ней нечто важное. И просчитано что-то существенное. Однако никакой просчет не заменит таланта. Его способность считывать слова по губам, его умение шокировать обыденностью… «Племя» — немое кино — художественными средствами подводит к той философской черте, за которой Слово уже потеряло значение, смысл. Мы не слышим друг друга. Мы живем в стране глухих.

Успех «Племени» — не парадокс. В этом успехе — прежде скрытые, а теперь уже и реализованные желания-вожделения увидеть «новое кино новой страны». Конечно, не всем оно по вкусу, многих шокирует «темной стороной Луны».

Минин

Молодой и рьяный. Роман Минин

В апреле и декабре на аукционе современного искусства Under the influence произведения украинского художника Романа Минина пользовались весьма заметным спросом. В ноябре на Sotheby’s к нему было приковано пристальное внимание ценителей.

Причина востребованности — не только активная деятельность арт-диллера Игоря Абрамовича. Но и качество работ Романа. Можно даже сказать — его имиджевая составляющая. Кто-то из экспертов так охарактеризовал художника: «Минин — один из самых амбициозных и плодовитых наших художников. Но главное не это, а то, что хорошо продается!»

Роман родился в Донецкой области (г. Димитров), окончил Харьковскую академию дизайна и искусства.

Один из его нашумевших проектов — «План побега из Донецкого региона». Хотя выставка с таким названием проходила еще три года назад, но, поди ж ты, художник оказался Кассандрой…

 

Джамала

«крымнаш». Джамала

У певицы в 2014-м не было эпохального хита (который мурлыкала бы вся страна), ее декабрьский концерт прошел не в пафосной «Украине», а в стильном Stereo Plaza. Но случилось так, что сама артистка стала хитом сезона. Тут многое сошлось. Аннексия ее родного Крыма, вызывающая сильные гражданские чувства. Еще одно слагаемое «хитовости» этой личности — удивительная порядочность и этичность в наше повсеместно хамское время. Она (в отличие от некоторых) не участвует в «охоте на ведьм», какими бы спорными не были их поступки.

Свой авторитет она не выпестовала благодаря каким-то медийным технологиям. Люди сами чувствуют — хороший человек или плохой. Она — хороший.

«Не могу молчать, когда моя страна плачет. В Крыму — непростая ситуация. Моим родителям сложно. Ведь они — единственные на своей улице, кто находится в оппозиции к тамошней власти. И я за них очень беспокоюсь. Их порою обижают из-за моих публичных высказываний. За то, что я в Киеве, за то, что поддерживаю Мустафу Джемилева (ведь для многих он — «американский шпион»). Поэтому, если когда-нибудь и поеду в РФ, буду очень избирательно подходить к выбору мероприятий…». (Из интервью ZN.UA).

12 декабря на киевском концерте Джамала много говорила о трагических событиях в Украине. Песни сменялись монологами, вопросы — ответами. На один из вопросов: «Как спасти страну и спастись самим?», — она ответила: «Я знаю, что нас спасет… Очень простая штука спасет — любовь». Эти бы ее слова — да Богу в уши.

Троицкий

Надежный ДАХ. Влад Троицкий

Не стоило бы повторяться, но вынужден. Для г-на Троицкого 2014-й был особенным, переломным. Это был год преодоления — себя, обстоятельств, отдельных нужных и ненужных вызовов времени. Начнем с того, что режиссер решил изменить структуру существования своего популярного театра «Дах» (как репертуарного) и перевел его деятельность в плоскость проектной. Как сам говорит «проектный формат работы».

Невзирая ни на какие риски, в 2014-м он все-таки провел в нетеатральном ареале столицы (на Выдубичах) модный Gogolfest. И, как бы ни было трудно, с достоинством вышел из недостойной истории, в которую его пытались втянуть в Детском музыкальном театре на Подоле в бытность его худруком…

Порою резкий, но все же рассудительный, Троицкий, в наше время и воплощает на культурном (театральном) ландшафте некую «модель Сопротивления». Сопротивления — старым стереотипам, порабощающим креативность в художественном мире. Сопротивления — косности, отличающей многие репертуарные культурные институции.

Его недавнее интервью нашей газете для многих оказалось «бомбой» — и этому я сильно рад. Потому что приходят времена в истории культуры, когда нужно не только ублажать друг друга комплиментами в кулуарах, но и спорить до хрипоты, взрывать «мосты», если они давно прогнили и уже на глазах обваливаются…

Троицкий говорит:

В нашей стране существуют непотопляемые феодальные государства в виде театров, хоров, филармоний. И дело не в том, что это пережиток прошлого, с этим еще можно поспорить. Дело в том, что де-факто это приватизированные помещения, над которыми у государства, министерства культуры, например, попросту нет контроля. Люди в этих государственных театрах, грубо говоря, приватизировали право на развитие культуры. Они говорят, что они единственные имеют право представлять Украину где-либо. Внутри и снаружи. Ну, они так говорят. И это вопрос не старой закалки, это вопрос Системы.

Недавно в концертном зале Политеха состоялся «эксперимент» Троицкого на поприще «новой оперы», которую он сочинял всем дружным коллективом — «Кориолан». Разные оценки. Но вот в сетях уже трещат, что режиссеры-студенты из «Карпенко» вовсю копируют режиссерскую манеру г-на Троицкого. А вот это — настоящий успех.

Андрухович

Дочь писателя. София Андрухович

Украинской книгой 2014 года, по версии ВВС, стал томик Софии Андрухович «Фелікс Австрія».

Приятно, когда природа не отдыхает на некоторых детях. Когда эти дети становятся самостоятельными и успешными игроками на литературном поле. Не буду и дальше рассыпаться в любезностях, а попрошу литературного критика Диму Дроздовского прокомментировать феномен «дочери писателя»:

«Роман Софии Андрухович стоит прочитать хотя бы потому, что даже с формальной точки зрения — это очень качественный текст. На его основе можно продемонстрировать некий опыт создания классического романа нашего времени, продумав сюжет, сформировав систему персонажей, провоцируя несколько возможных псевдофиналов. Этот же текст — хороший пример модернистской имитации. Потому что на уровне лексики произведение Софии стилизовано под эпоху конца XIX века.

При всех остальных формальных и стилистических достоинствах, «Фелікс Австрія» это еще и роман о любви в этом мире, о человеческой пустоте, возникающей от недостатка любви…

Так что имеем пример хорошей литературы, которая поворачивает человека лицом к себе».

Вакарчук

Большой Концерт. Святослав Вакарчук

Стало трюизмом, из года в год «итожа» культурные события, констатировать, что именно этот человек лучший в том или ином ситуативном направлении. Однако не объедешь даже лошадью этот железобетонный факт. 21 июня 2014 года г-н Вакарчук вместе со своим «Океаном» выступил на стадионе «Олимпийский» и установил рекорд для украинского шоу-бизнеса.

В один вечер в одном пространстве Вакарчук и его команда собрали около 80 тысяч поклонников. Превратили один из концертов тура «20 лет вместе» не только в творческую, но и в общественную акцию. Начиная с первой же песни — «Вставай» стадион пел вместе с Вакарчуком … Три с половиной часа, 35 композиций, 4 хита на бис. Шоу до часу ночи. И метро, вынужденно продлившее свою работу на час… (Не забывается такое никогда).

И уже как бы из параллельной бытийной сферы не могу не процитировать приписываемый ему в сетях афоризм, который очень мне понравился. Святослав якобы сказал: «В постах и коментарях наших соціальних мереж закумульовано стільки запасів жовчі, що якби вона горіла, газ нам був би не потрібен…». Подпишемся под каждым словом.

Билык

Сад скульптур. Назар Билык

Назар Билык — молодой скульптор, преподаватель Национальной академии изобразительного искусства и архитектуры

Критики пишут о нем: «Это человек, чьи работы поражают идеей и концептуальностью. В своем творчестве Назар постоянно работает над собой, ломает стереотипы. Он один из тех, кто двигает современное искусство…».

В каждой его скульптуре — парадокс, стильный «выверт», некое скрытое послание. Полюбуйтесь, например, на Пейзажной аллее в Киеве его скульптурой «Дождь» вы все поймете, увидев загадочного человека, подставившего свое лицо Небу, капле дождя…

В 2014-м одна из работ Назара была продана на престижном аукционе Sotheby’s. Значит, попал в «высшую лигу»

Сам Назар говорит: «Скульптура в Украине, как медиум, — может лишиться силы адекватного высказывания и отойти как атавизм, если будет обслуживать только идеологические интересы по старым критериям или просто развлекать. Поэтому в наше время нужно больше выставок-дискуссий среди скульпторов. Нужны проекты, которые раскрывали бы перед нами пространство размышлений и осмыслений актуальных тем. Сегодня в Украине начинаются разговоры о том, «чем» и «кем» заполнить места, освободившиеся от памятников Ленину… Но шаг от Ленина к новой скульптуре на этом же месте — прежде нужно пройти и осмыслить…».

Линецкий

 

Занавес. Виталий Линецкий

 

Одна из самых горьких и нечаянных потерь этого кошмарного, излишне «щедрого» на потери года…

В июле 2014-го нелепая абсурдная случайность оборвала жизнь одного из лучших актеров Украины. Никто не мог в это поверить. И сейчас не верится, что «Виталика нет». Лицо его то и дело возникает на экране — он много снимался в сериалах, кино. И в памяти это лицо является постоянно, как только подъезжаешь к Театру на Левом берегу, где он много, талантливо и даже гениально играл, играл, играл… Одна из последних ролей — Автор в спектакле Дмитрия Богомазова «Веселье сердечное». А последние слова, которые Виталий Линецкий от имени своего героя сказал на родной сцене, такие: «Мне надоела череда дней. Всё чередуются, чередуются — день за днём, день за днём. Надоело ужасно, а не хочется, чтобы кончалось».

Вот и не верь после этого, что наши «документальные драмы» пишутся не Там…

 


 

Комментировать проект


Олег Вергелис

Нужные люди-2014

Зеркало Недели. Украина

Back to Top